Кибертерроризм

Одна из наиболее опасных разновидностей киберпреступности — кибертерроризм также требует корректного определения. Терроризм как явление уже превратился в повседневную реальность для многих государств. Глобализация информационных процессов обусловила появление новой его формы — кибертерроризма.

cyberterrorismeyes

Кибертерроризм


Кибертерроризм можно отнести к так называемым технологическим видам терроризма. В отличие от традиционного, этот вид терроризма использует в террористических акциях новейшие достижения науки и техники в области компьютерных и информационных технологий, радиоэлектроники, генной инженерии, иммунологии. Сам термин «кибертерроризм» появился в IT-лексиконе предположительно в 1997 г. Именно тогда специальный агент ФБР М. Поллитт определил этот вид терроризма как «преднамеренные политически мотивированные атаки на информационные, компьютерные системы, компьютерные программы и данные, выраженные в применении насилия по отношению к гражданским целям со стороны субнациональных групп или тайных агентов».

Известный эксперт Д. Деннинг говорит о ки-бертерроризме как о «противоправной атаке или угрозе атаки на компьютеры, сети или информацию, находящуюся в них, совершенной с целью принудить органы власти к содействию в достижении политических или социальных целей».

Исследователи М.Дж. Девост, Б.Х. Хьютон, НА. Поллард определяют информационный терроризм (а кибертерроризм является его разновидностью) как:

1. соединение преступного использования информационных систем с помощью мошенничества или злоупотреблений с физическим насилием, свойственным терроризму; и
2. сознательное злоупотребление цифровыми информационными системами, сетями или компонентами этих систем или сетей в целях, которые способствуют осуществлению террористических операций или актов.

Кибертерроризм использует открытость Интернета для дискредитации правительств и государств, размещения сайтов террористической направленности, порчи и разрушения ключевых систем путем внесения в них фальсифицированных данных или постоянного вывода этих систем из рабочего состояния, что порождает страх и тревогу, и является своего рода дополнением к традиционному виду терроризма.

По нашему мнению, можно выделить два вида кибертерроризма: совершение с помощью компьютеров и компьютерных сетей террористических действий (условно назовем это терроризмом в «чистом виде»), а также использование киберпространства в целях террористических групп, но не для непосредственного совершения терактов.

Первому виду кибертерроризма можно дать определение с помощью соединения понятий «киберпространство» и «терроризм». О том, что такое киберпространство, было сказано выше. Терроризм (в соответствии со ст. 205 УК РФ) есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях. Таким образом, кибертерроризм «в чистом виде» есть умышленная атака на компьютеры, компьютерные программы, компьютерные сети или обрабатываемую ими информацию, создающая опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий. Это деяние должно быть совершено в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти. К этому виду терроризма можно отнести также угрозу совершения подобных действий для достижения вышеуказанных целей.

Что же касается второго вида кибертерроризма, то вопрос отнесения к кибертерроризму использования киберпространства террористическими группами для осуществления и популяризации своей деятельности, но не для непосредственного совершения терактов, является спорным. Конечно, данные действия вряд ли можно квалифицировать по ст. 205 УК РФ в качестве терроризма, но если руководствоваться здравым смыслом, то причисление данных действий к кибертерроризму выглядит разумным. Мы уже оговорились, что терроризмом «в чистом виде», т.е. в том виде, в котором определяет его российский УК, данные действия не являются, хотя, на наш взгляд, вопрос их квалификации именно как террористических будет поднят в недалеком будущем. Итак, существует несколько способов, с помощью которых террористические группы используют Интернет в своих целях:

1. Сбор с помощью Интернета подробной информации о предполагаемых целях, их местонахождении и характеристике.
2. Сбор денег для поддержки террористических движений. Так, например, сайт о Чеченской республике (amino.com) представляет номер счета банка в Калифорнии, на который можно перечислить средства для поддержки чеченских террористов.
3. Создание сайтов с подробной информацией о террористических движениях, их целях и задачах, публикация на этих сайтах данных о времении встрече людей, заинтересованных в поддержке террористов, указаний о формах протеста и т.п., т.е. синергетическое воздействие на деятельность групп, поддерживающих террористов.
4. Вымогательство денег у финансовых институтов, с тем чтобы те могли избежать актов кибертерроризма и не потерять свою репутацию.
5. Использование Интернета для обращения к массовой аудитории для сообщения о будущих и уже спланированных действиях на страницах сайтов или рассылка подобных сообщений по электронной почте, а также предание террористами с помощью Интернета широкой гласности своей ответственности за совершение террористических актов.
6. Использование Интернета для информационно-психологического воздействия, в том числе инициация «психологического терроризма». С помощью Интернета можно посеять панику, ввести в заблуждение, привести к разрушению чего-либо. Всемирная сеть — благодатная почва для распространения различных слухов, в том числе и тревожных, и эти возможности сети также используются террористическими организациями.
7. Перенесение баз подготовки террористических операций. Поскольку электронам, в отличие от людей, «не надо предъявлять паспорт», терроризм больше не ограничен территорией того государства, где скрываются террористы. Более того, базы подготовки террористических операций уже, как правило, не располагаются в тех странах, где находятся цели террористов.
8. Вовлечение в террористическую деятельность ничего не подозревающих соучастников — например, хакеров, которым не известно, к какой конечной цели приведут их действия. Кроме того, если раньше сеть террористов обычно представляла собой разветвленную структуру с сильным центром, то теперь это сети, где не просматривается четкая иерархия — такую возможность предоставляет Интернет.
9. Использование возможностей электронной почты или электронных досок объявлений для отправки зашифрованных сообщений.
10. Размещение в Интернете сайтов террористической направленности, содержащих информацию о взрывчатых веществах и взрывных устройствах, ядах, отравляющих газах, а также инструкции по их самостоятельному изготовлению.

Только в русскоязычном Интернете десятки сайтов, на которых можно найти подобные сведения.

Следует уделить внимание также термину «сетевая война», введенному Д. Ронфелдом и Д. Акрилла. Они определяют этот вид войны как «новый способ ведения конфликтов на социальном уровне, без традиционного использования военной силы, когда протагонисты используют сетевые формы организации и связанные с ней доктрины, стратегии и технологии, которые соответствуют эпохе информационного общества». Кибертерроризм — одна из форм сетевой войны. От других форм ее отличает наличие цели — террористы совершают свои действия в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти. Если у действия иные цели (например, подрыв экономической безопасности и обороноспособности государства, уничтожение или повреждение имущества), то эти деяния являются иными формами сетевой войны — кибердиверсиями (диверсиями, совершенными с применением компьютерных технологий), уничтожением имущества и т.д.

К сожалению, многие средства массовой информации употребляют термин «кибертерроризм» весьма некорректно, создавая путаницу в понятиях, ставя знак равенства между понятием «хакер» и «кибертеррорист». Вряд ли это можно считать правильным. Терроризм — это преступление, но не каждое преступление есть терроризм, точно так же как кибертеррориста, как правило, можно назвать хакером, но не всякий хакер совершает теракты в киберпространстве или с помощью компьютера. Именно корректное определение того или иного явления позволяет увидеть его суть и, если это явление имеет негативные последствия, то выявить формы и методы борьбы с ним. Таким образом, первым шагом в борьбе с киберпреступностью и ее опаснейшей разновидностью — кибертерроризмом — на наш взгляд, должно стать создание корректного понятийного аппарата.

 

Источник: Сайт Фрикинг.ру

VN:F [1.9.17_1161]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.17_1161]
Rating: 0 (from 0 votes)
Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal SEO Community Ваау! News2.ru Korica SMI2 Google Bookmarks Закладки Yandex Linkstore Myscoop Ru-marks delicious Technorati Slashdot Yahoo My Web БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru Mister Wong

comments powered by HyperComments